Rambler's Top100
разработка и контент-поддержка  sergey kuznetsov content group

Галерея:

фильмы / г / Гоэмон

Гоэмон

2 декабря 2009г., Феликс Зилич
Goemon
Кадзуаки Кирия / Kazuaki Kiriya , 2009
Произодство: Япония

В ролях: Ёсукэ Эгути / Yosuke Eguchi, Такао Одзава / Takao Ozawa, Рёко Хиросуэ / Ryoko Hirosue, Дзюн Канамэ / Jun Kaname, Сусуму Тэрадзима / Susumu Terajima, Эйдзи Окуда / Eiji Okuda, Масато Ибу / Masato Ibu, Микидзиро Хира / Mikijiro Hira, Хасиноскэ Накамура / Hashinosuke Nakamura, Чой Хонг Ман / Choi Hong Man, Гори / Gori, Кадзуаки Кирия / Kazuaki Kiriya

Сэнсэй рассказывал: на одном из последних экзаменов студентка, отвечая про греко-персидские войны, описала царя Ксеркса как бритого и гламурного подонка в татуаже и пирсинге. Сэнсэй посмеялся, а потом показал отвечающей картинку из учебника с бородатым дядькой в шапке. Я это видела, отмахнулась девушка, но в фильме «300 спартанцев» Ксеркс мне понравился гораздо больше.

В фильме понравился гораздо больше.

Обычно подобный аргумент вызывает смех или отторжение, представляя прибегнувшего к нему человека в неприглядном или забавном свете. Мол, история не терпит сослагательного наклонения, а кино — низкий жанр, развлечение для подростков и нищих духом.

Так оно, наверное, и есть, только в фильме Кадзуаки Кирии «Гоэмон» главный герой понравился мне гораздо больше, чем в дюжине фильмов, где я видел его раньше. В кожаных сапогах, черной жилетке и белой рубахе, в которых ходили французские бретеры. В красных рыцарских доспехах и на бронированной лошади, словно саксонский рыцарь на турнире.

Гоэмон Исикава — самый известный ниндзя японской истории. Бывший синоби, изгнанный из клана за неподчинение приказу. «Японский Робин Гуд», благородный разбойник и борец с тиранией, казненный по приказу сёгуна Тоётоми Хидэёси.

У каждого поколения был свой Гоэмон. В первых приключенческих романах синоби умел превращаться в птиц и рептилий, поэтому почти все его поединки происходили в небе или на море. В старых черно-белых фильмах студии Toei Гоэмон прыгал на пять метров и растворялся бесследно в облаке вонючего дыма. В трилогии коммуниста Сацуо Ямамото Гоэмон был простым деревенским парнем, который становился марионеткой в руках старейшины Момоти Сандаю.

В фильме Кадзуаки Кирии Гоэмон Исикава — воспитанник Оды Нобунаги. Много лет назад героический воитель в малиновых доспехах подобрал сиротку возле трупа его матери и отдал на воспитание своему лучшему ниндзя Хаттори Хандзо. Но Нобунаги был вскоре предательски убит, а потрясенный его смертью юный синоби отказался от пути человека-тени и сбежал в столицу. Там он стал самым опасным и неуловимым грабителем, любимцем женщин и кумиром толпы.

Пятнадцать лет спустя в руки Гоэмона попадает документ, подтверждающий, что новый правитель Тоётоми Хидэёси — подлинный организатор убийства Нобунаги. Забыв о беззаботной жизни, бывший синоби решает отомстить за смерть покровителя, но это оказывается довольно трудно. В столице идет сложная политическая игра, и среди противников Гоэмона — не только его бывший учитель Хандзо, но и лучший друг Сайдзо Кингакура. Их хозяева, влиятельные даймё Токугава Иэясу и Исида Мицунари, c нетерпением ждут, когда сёгун Тоётоми совершит ошибку и потеряет власть.

Пять лет назад режиссерский дебют Кадзуаки Кирии «Кассэрн» стал первым фильмом, почти полностью снятым по технологии digital backlot (это когда все декорации фильма заменяются искусственной компьютерной проекцией). Подобно большинству претенциозных дебютов, «Кассэрн» был фильмом довольно спорным, и не последнюю роль в этом сыграл сложный многоэтажный сценарий. Человек, не знакомый с источником экранизации, запутывался в ее персонажах и мгновенно терял сюжетную нить. У второго фильма Кирии «Гоэмон» похожая проблема, если не учитывать, что синоби Гоэмон Исикава и его современники в наши дни прекрасно знакомы не только любителям истории, но и каждому фанату анимэ. Сайдзо, Хандзо, Сарутоби, Матахати и Рикию Сэн. Про каждого есть отдельная история или даже целый десяток, что делает фильм Кирии особенно привлекательным.

При работе над «Гоэмоном» Кирия наступил на те же грабли, но его рост как режиссера не вызывает ни малейшего сомнения (во всяком случае, у меня). Нетривиальная трактовка классических персонажей, безупречный и местами неожиданный кастинг, искреннее желание снять нечто революционное, но при этом в рамках канона. Подобные вещи достойны восхищения и поддержки. В первую очередь, из-за того глубокого кризиса, в котором уже много лет пребывает японский мейнстрим.

Не секрет, что для большинства режиссеров, использующих digital backlot, эта технология становится лишь игрушкой, позволяющей быстро и без особых затрат имитировать стилистику предыдущих эпох. Для японского мейнстрима, плотно застрявшего в убогом формате телекартинки, эта технология может стать тем лучиком надежды, который восстановит связь с великим целлулоидным наследием недавнего прошлого. Выкручивая ручку контраста до максимума, жонглируя с оттенками и цветовой насыщенностью, Кадзуаки Кирия дает нам почувствовать, что японское кино 50-60-х где-то здесь, где-то рядом. Пусть всего на пару секунд и почти всегда случайно, но это ощущение стоит любых денег.

Наверное, потому «Гоэмон» Кирии и понравился мне гораздо больше, чем все самурайские фильмы последнего десятилетия.

список